<< Главная страница

"ВПЕРЕД, ТОЛЬКО ВПЕРЕД, ЕСЛИ ТЫ



ВЫШЕЛ НА ПОЛЕ!"

- Всего за один доллар,- проворчал Пеппи, окоченевшими пальцами зашнуровывая щитки на плечах,- можно купить столько угля, чтобы отапливать эту вшивую раздевалку целую неделю! Подумать только, всего за один вонючий доллар! Мы все превратимся в ледышки к тому времени, когда начнется игра. Пусть кто-нибудь поговорит по душам с этим Шиперсом. Из-за одного доллара он, конечно, готов заморозить до смерти родную бабушку, да и то по частям. Никакого сомнения! - И нырнул головой в рубашку-джерси.
- Нужно держаться вместе,- откликнулся Ульман.- Всем вместе пойти к этому поганцу Шиперсу и твердо ему заявить: "Послушай, Шиперс, ты платишь нам деньги за то, что мы играем для тебя в американский футбол, но..."
- Ульман,- крикнул Пеппи из-под застрявшей у него на голове рубашки-джерси,- ты правая рука нашей команды "Сити колледж бойз". Беки всего мира, объединяйтесь!
- Эй, ну-ка, поторапливайтесь! - подогнал Гольдштейн.- Пораньше выйдем на поле - немного разогреемся перед игрой.
- Ничего себе - разогреться! - бросил Пеппи, справившись наконец со своей рубашкой.- Что касается меня, то неплохо бы мне немножко поджариться - с обеих сторон. Боже, и почему я сейчас не на юге Франции - на Ривьере, под ручку с какой-нибудь француженкой!
- Штаны сначала надень! - посоветовал Гольдштейн.
- Ты только посмотри! - Пеппи печально указал на свои голые ноги.- Посинел весь, по-моему, не просто синий, а темно-синий, начиная от голеностопа. Боже, синева уже за коленную чашечку перешла! Вы только посмотрите на меня, ребята: еще один фут - и вашему Пеппи каюк!
Клонски, правый полузащитник, высокий, плотный молодой человек, бесцеремонно оттолкнул Пеппи:
- Извини - дай-ка посмотреть на себя в зеркало.
- Будь у меня такое лицо...- начал было Пеппи.
Клонски повернулся и грозно поглядел на него.
- А что я такого сказал? - пошел он на попятный.- Разве...
Клонски снова стал разглядывать себя в зеркале, как можно сильнее оттягивая нижнюю губу.
- На зубы смотрю,- объяснил он всем ребятам не поворачиваясь.- На этой неделе зубной врач три новых зуба мне вставил.
- С ними можешь теперь в кино сниматься! - пошутил Гольдштейн.
- Пятьдесят баксов! Можете себе представить?! - возмущался Клонски.- Эта гнида дантист содрал с меня целых пятьдесят баксов! Да еще потребовал деньги вперед - рисковать не хотел вставлять зубы, покуда не уплачу всю сумму. Это все моя жена - это она настояла, чтобы я вставил себе зубы. "Разве так можно! - все меня убеждала.- Выпускник колледжа - и без зубов!"
- Еще бы! - отозвался из глубины раздевалки Гольдштейн.- Побольше слушай женщин в таких ситуациях, они тебе много чего насоветуют. Уж они-то знают, что делают.
- Мне их выбили два года назад, когда мы играли в Манхэттене.- Клонски, покачав головой, отвернулся от зеркала.- Эти ребята из Манхэттена такие грубияны! Их одно интересовало - повыбивать мне зубы, а кто выиграет, им абсолютно все равно!
- Ты последи за Краковым! - предупредил Пеппи.- Этот парнишка носится по полю как паровоз. Отруби ему в эту минуту ногу - не заметит! Никаких мозгов. Играл три года за Упсалу и в каждой игре брал на себя все столкновения. В результате повредил себе мозги. Играет так, словно ему за это никто не платит. За три сотни переломает тебе хребет.- Он поежился.- Боже, до чего здесь холодно! Негодяй Шиперс - что вытворяет!
В эту секунду дверь в раздевалку отворилась, и на пороге появился сам Шиперс, в верблюжьей шерсти светлом пальто с поднятым воротником, так что в нем спрятались уши.
- Слышал я, кто-то здесь назвал меня негодяем! Мне такие названия не по нраву, зарубите себе на носу, ребята.- И с суровым выражением лица посмотрел на них из-под широких полей своей мягкой зеленой фетровой шляпы.
- Но здесь ужасно холодно! - пожаловался Гольдштейн.
- Выходит, это я несу ответственность за состояние погоды? - сыронизировал Шиперс.- Вдруг, ни с того ни с сего, сделался главным управляющим небесной канцелярией, а?
- Уголь, нужно купить уголь, всего-то на один доллар.- Пеппи согревал руки дыханием.- И в раздевалке станет тепло. Всего на один вшивый доллар!
- Придержи язычок! - предупредил Шиперс и повернулся к остальным.- Уголь я заказал, скоро привезут, клянусь Богом! - Опустил воротник, снял перчатки свиной кожи.- Да и не так уж здесь холодно. Не понимаю, почему вы, парни, жалуетесь!
- Почему бы тебе самому не одеться здесь, в этом помещении, хоть разок,- предложил ему Пеппи.- Вот бы посмотреть на тебя! И холодильника не надо - лед делали бы из твоего окоченевшего тела, а потом рубили кубики для прохладительных напитков.
- Послушайте, ребята! - Шиперс забрался на скамейку и теперь, стоя на ней, обращался ко всем присутствующим.- Нужно кое-что обсудить с вами, уладить кое-какие денежные дела.
В раздевалке воцарилась тишина.
- Ну-ка, вызывайте взвод по борьбе с карманниками! - улыбнулся Шиперс.- Я не обижусь.
- Можешь обижаться, Шиперс, нам все равно. Только будь человеком, а обижаться можешь сколько влезет.
Шиперс помолчал, не зная, по-видимому, с чего начать, подумал и заговорил доверительным тоном:
- Ребята, день сегодня не жаркий. Если уж быть с вами до конца откровенным,- не самый сегодня приятный воскресный денек.
- Ребята, это вам строго по секрету! - прыснул Гольдштейн.- Никому ни слова, парни!
- Да, на улице холодно,- продолжал Шиперс,- спортивный сезон подходит к концу. Утром даже шел снег. "Доджерс" играют сегодня против Питтсбурга на Эббетс-филд. Вы, ребята, за последние две недели ничем особенным не отличились, не блеснули. Короче, нечего сегодня рассчитывать на толпу болельщиков.- И обвел всех многозначительным взглядом.- Мне удалось договориться со "Всеми звездами" Кракова. Снизил им гарантированный доход на пятьдесят процентов - много людей на трибунах не будет.
- Очень мило! - иронически одобрил Гольдштейн.- Неплохой провернул бизнес, можешь гордиться!
- Я имею в виду другое,- спокойно возразил Шиперс.
- Нечего нам говорить,- вступил Пеппи,- сами догадаемся. Ну-ка, твоя догадка, Ульман! Ты первый.
- Так вот, я имею в виду, чтобы и вы, ребята, согласились на пятидесятипроцентную скидку.
- Да-а, ты знаешь, как нужно действовать! - откликнулся Гольдштейн.- Прими наши комплименты.
- Шиперс! - крикнул Пеппи.- Ты самая большая гнида сезона!
- Нет, так не пойдет! Зачем зря рисковать? - Клонски облизнул новые зубы кончиком языка.- Я занял пятьдесят баксов, чтобы заплатить дантисту за зубы. Еще я должен за радиоприемник. Заберут его назад - так жена сущий ад мне устроит. Иди-ка, Шиперс, и проси других.
- Я ведь честен с вами,- стоял на своем Шиперс.- Прямо говорю - делаю беспристрастное предложение: каждый получает на каких-то пятьдесят процентов меньше, вот и все.
- "И мясник, и пекарь, и кузне-ец,- пропел Пеппи,- все влюблены в красавицу Мари-ию".
- Я говорю серьезно, ребята, и жду серьезного ответа от вас.
- Подумать только! - подхватил Пеппи.- У меня куча неоплаченных счетов, черт подери! А он ждет от нас серьезного ответа.
- Я занимаюсь бизнесом! - вспылил Шиперс.- Вот у меня действительно куча неоплаченных счетов, тот самый, черт подери!
- Чепуха! - остудил его Пеппи.- Чепуха, мистер Шиперс! По-моему, ответ вполне серьезный.
- Я пришел сюда, чтобы сказать вам: я лично выйду за ворота стадиона и буду возвращать купленные билеты всем болельщикам подряд,- если только вы не образумитесь и не пожелаете делать бизнес как положено,- пригрозил Шиперс.- Отменю игру! Мне нужно каким-то образом обезопасить себя.
Игроки переглядывались; Гольдштейн царапал пол шипами башмаков.
- Хотел вот купить себе завтра ботинки,- поделился Ульман.- Хожу по улицам чуть ли не босой.
- В общем, вам решать, ребята! - Шиперс надевал перчатки.
- А у меня сегодня свидание! - с горьким отчаянием сообщил Пеппи.- С такой красивой девушкой! Из Гринвич-виллидж. Это обойдется мне не меньше чем в шесть баксов. Шипперс, ты, я вижу, очень ловко пользуешься обстоятельствами, в которых мы все очутились.
- Кто-то получает прибыль - кто-то подсчитывает убытки. Таков закон бизнеса, ребята! - настаивал на своем Шиперс.- Мне просто необходимо подбить баланс в гроссбухах. Итак, решайте - да или нет!
- О'кей! - отозвался Гольдштейн.
- И это касается не только лично меня,- бесстрастно объяснял Шиперс.- Весь сезон вся моя бухгалтерия в дефиците.
- Очень просим тебя, Шиперс, выйди отсюда! - обратился к нему Пеппи.- Мы все очень тебе сочувствуем! Слезы и рыдания нас просто душат!
- Умные ребята,- фыркнул Шиперс,- целая сборная мудрых ребят! Не забудьте - в следующем сезоне тоже придется играть.- И бросил пронзительный взгляд на Пеппи.- Помните, игроки: американский футбол - это вроде наркотика: большой спрос на рынке. Каждый год колледжи оканчивают пять тысяч выпускников, и все они неплохо умеют блокировать нападающего, играть в защите. И я не намерен больше терпеть оскорблений от кого бы то ни было!
- От тебя просто разит - жуткая вонь! - не обращал внимания на предостережение Пеппи.- Я тоже честен с тобой.- Подошел к аптечке, вылил на руки из пузырька немного жидкой мази, растер, согревая ладони.- Боже, как же здесь холодно!
- Мне нужно еще кое-что сказать вам, ребята,- не унимался Шиперс, пытаясь завладеть всеобщим вниманием.- Я очень хочу, чтобы сегодня вы играли в открытый футбол. Действовать быстрее, энергичнее! Поноситься по полю как следует! Что-нибудь попридумывать эдакое, повыкаблучиваться... Побольше передач!
- Сегодня никто этого не выдержит,- рассудительно возразил Гольдштейн.- Очень холодно, руки у игроков задубели. К тому же на поле снег, мяч будет скользить по нему как по маслу.
- О чем ты говоришь?! - не допускающим возражений тоном подхватил Шиперс.- Публика требует больше пасов - так нужно дать их. И прошу вас, ребята: играйте серьезно и, как обычно, с полной отдачей. Не упускайте из виду: вы занимаетесь бизнесом!
- Подумать только - в такой мерзкий день я должен играть! - возмущался Пеппи, весь дрожа от холода.- А мог бы сейчас гулять по Гринвич-виллидж, попивать пивко в доме у женушки. Вот бы Краков шлепнулся на поле и свернул себе шею!
- А у меня дурное предчувствие,- объявил Клонски.- Сегодня обязательно что-то случится с моими зубами.
- Да, еще одно,- гнул свое Шиперс.- Тут вышла неувязка со шлемами. Команда любителей должна была сегодня утром играть на нашем поле в шлемах; так вот, из-за снега она не явилась. Так что придется играть без шлемов.
- Какой добряк наш милый, старый Шиперс! - съязвил Гольдштейн.- Уж он позаботится обо всем на свете.
- Ну ошибка произошла,- отбивался Шиперс,- накладка. Этого порой не избежать. Ведь многие ребята играют без шлемов.
- Многие еще и прыгают вниз головой с моста! - огрызнулся Гольдштейн.
- Ну что хорошего в этом шлеме, скажите на милость? - не сдавался Шиперс.- В самый ответственный момент, именно когда он так нужен,- слетает с головы.
- Ну что еще созрело в твоей умной головке? - издевался Гольдштейн.- Не хочешь ли, чтобы мы сыграли ввосьмером, ведь на трибунах будет так мало болельщиков?
Все игроки рассмеялись, построились в шеренгу и стали по одному выходить на поле, энергично размахивая руками - хоть бы немного согреться на ледяном ветру, задувающем с севера. Шиперс, понаблюдав за ними с минуту, вернулся в помещение и включил магнитофон.
"Вперед, только вперед, если ты вышел на поле!" - громогласно раздавалось из динамика на весь стадион, когда "Красные дьяволы" Шиперса выстраивались в линию на поле, чтобы отразить первую атаку противника. Готовились они к ней без шлемов.


далее: ПРОГУЛКА ПО БЕРЕГУ ЧАРЛЗ-РИВЕР >>
назад: ВТОРИЧНАЯ ЗАКЛАДНАЯ <<

Ирвин Шоу. Матрос с "Бремена"
   МАТРОС С "БРЕМЕНА"
   ДЕВУШКИ В ЛЕТНИХ ПЛАТЬЯХ
   ВОЗВРАЩЕНИЕ В КАНЗАС-СИТИ
   ПОМОЩНИК ШЕРИФА
   ВТОРИЧНАЯ ЗАКЛАДНАЯ
   "ВПЕРЕД, ТОЛЬКО ВПЕРЕД, ЕСЛИ ТЫ
   ПРОГУЛКА ПО БЕРЕГУ ЧАРЛЗ-РИВЕР
   САНТА-КЛАУС
   ПАМЯТНИК
   ГРЕЧЕСКИЙ ГЕНЕРАЛ
   КЛУБНИЧНОЕ МОРОЖЕНОЕ С ГАЗИРОВКОЙ
   ХОЗЯИН
   МАЛЕНЬКИЙ ГЕНРИ ИРВИНГ
   ЖИВУЩИЕ В ДРУГИХ ГОРОДАХ
   "Я СТАНУ ОПЛАКИВАТЬ ИХ В ГРЯДУЩЕМ"
   РАЙОН КЛАДБИЩ


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация